Первобытный человек залезал на всё, что движется и не слезал с этого до тех пор, пока оно или дохло, или рожало.