Ещё байка от Лебедева.

Совок. ТЮЗ. Первое января. Новогодний утренник приурочен к очередному юбилею Победы. Тематика — праздник в партизанском отряде. Дед Мороз и Снегурочка среди военных декораций. Ёлки по двум сторонам сцены украшены окровавленными бинтами. В углу сидит кучка партизан и напевает под гармошку «Вьётся в тесной печурке огонь». Охраняют всё это дело юноша и девушка с автоматами.

Тут и вышла загвоздка. Как известно, роли в ТЮЗе играют актёры не слишком нежного возраста. Если юношу найти ещё удалось, то с девушкой — беда. Актрисы-то — женщины семейные, у каждой своё первое января дома с детьми. Играть ну никак не получается.
И только у одной семьи не было, а значит, не было и отмазки. Удручало только то, что женщиной она была давно и глубоко выпивающей.
Однако дали роль. Задача нехитрая — весь утренник простоять в углу с автоматом. Слов никаких. Экшна тем более.

И вот, первое января. Десять утра. Ёлка в окровавленных бинтах, юноша-партизан на месте, Дед Мороз подвязывает ватную бороду, вьётся в тесной печурке огонь. Приходит партизанка.
На лице написано, что не прилегла ни на секунду. Под глазами мешки. Перегар на всё фойе. В вертикальном положении ещё держится, но так и норовит склониться к земле.
Делать нечего. Обрядили её в форму, поставили аккуратно в уголок. Дали бутафорский автомат в руки.
Стоит наша партизанка.
Дед Мороз и Снегурочка развлекают детишек. По сцене скачут зайчики, белочки и прочее зверьё. Огонь, понятно дело, вьётся. Партизанка стоит.
Десять минут стоит. Двадцать. Полчаса проходит. Час.
Мужественно стоит партизанка.
Она не видит ни зала, ни детей, нет ни огня в печурке, ни ёлки, ни Деда Мороза со Снегуркой. Перед глазами у неё маячит соблазнительная бутылка пива. Бутылка тёмная, запотевшая, по ней неспеша сползают холодные капельки. А пиво янтарное, пенное, невероятно вкусное, колкими пузырьками пощипывает язык, росой скатывается в горло…
— Тётя, а, тётя!
Марево рассеивается. Партизанка стоит на сцене и держит автомат. Скашивает вниз глаза.
Внизу — маленький мальчик:
— Тётя, а, тётя!
Со скрипом поворачивается больная голова.
— Тё-ё-ётя! — ребёнок дергает за юбку. — Тётя. А ты кто такая?
Партизанка с трудом разлепляет потрескавшиеся губы. Проводит по ним сухим ватным языком. И отвечает:
— Я, мальчик… Я, мальчик — ЗОЯ, ЁБ ТВОЮ МАТЬ, КИСЬМИДИМЬЯНСКАЯ! (с)

http://pay.diary.ru/~deadpinkelefan...postid=17431577